Идеология

Махатхир Мохамад
Путь вперед


Махатхир Мохамад (род. 20 декабря 1925 г.) — премьер-министр Малайзии в 1981—2003 гг. При нём Малайзия превратилась из страны со слаборазвитой аграрной экономикой в одного из «азиатских тигров». Пропагандировал «азиатские ценности» в противовес западным, возглавлял международное движение неприсоединения. В связи с азиатским кризисом 1997 года возложил всю вину на своего министра финансов Анвара Ибрагима, который был вскоре привлечён к уголовной ответственности по обвинению в коррупции и содомии (последнее обвинение было снято судом). Инициированная Мохамадом травля своих политических противников вызвала протесты неправительственных организаций. В качестве превентивной меры в отношении подобных экономических потрясений в будущем доктор Махатхир Мохаммад выдвинул «проект золотого динара», который подразумевает создание обеспеченной золотом международной валюты. Книга "Путь вперед" представляет собой своеобразный отчет автора о работе, проделанной по строительству современной Малайзии. Ниже представлена одна из глав книги.



Новая деловая этика и практика.

Смысл НЭПа заключался в том, чтобы малайцы, занимавшиеся до того
сельским хозяйством, мелкой торговлей, работавшие в государственных органах,
начали работать в сфере коммерции и промышленности и сравнялись по размаху
своей деятельности и богатству с бизнесменами и промышленниками-немалайцами.
Без культурной трансформации, революции, осуществляемой до или в ходе этого
процесса, подобные перемены были бы невозможны.

Здесь уместно провести параллель с теми культурными изменениями,
которые происходят сегодня с народами Центральной и Восточной Европы по мере
перехода их стран от централизованной, плановой, коммунистической экономики
к капиталистическому свободному рынку. В начале этого процесса им не хватало
не только капитала, предпринимательских и управленческих навыков. Их
культурные ценности, ведущие свое начало от идей Маркса и Энгельса и
получившие дальнейшее развитие в сталинских пятилетних планах,
осуществлявшихся в СССР, также весьма отличались от ценностей
капиталистического мира. Эти люди привыкли к выполнению необременительной
малооплачиваемой работы на предприятиях, которые принадлежали государству и
субсидировались им. Работало предприятие прибыльно или в убыток, - это не
особо волновало рабочих и руководителей. У людей сформировалась подрывавшая
трудовую этику культура зависимости от государства, основывавшаяся на вере в
то, что государство было ответственно за обеспечение людей всем необходимым
"от колыбели до могилы".

Когда после 1989 года в этих странах был неожиданно осуществлен переход
к рыночной экономике, их населению пришлось, практически мгновенно, усвоить
истинную ценность денег и понятие о прибыли. Приспособиться к этой новой
культуре было трудно, сложно было даже понять ее. Правительствам этих стран
также пришлось нелегко, ибо они вынуждены были передать государственные
монополии, обеспечивавшие население всем необходимым, в руки частных лиц.
Эти частные лица, зачастую, вели бизнес неудачно, разорялись. Проще говоря,
коммунистическая культура была просто несовместимой с жесткой и переменчивой
атмосферой рыночной конкуренции. Зачастую, наилучшим образом приспособилась
к новым капиталистическим реалиям организованная преступность. Громоздкая,
хронически неэффективная административная система коммунистического общества
являлась анахронизмом в деловом мире с его высокоэффективными
управленческими технологиями, нацеленными на получение прибыли и развитие
предприятий.

Превратить малайских крестьян, мелких торговцев и государственных
служащих в бизнесменов также было нелегко. Тем не менее, если бы они не
прошли через процесс соответствующей культурной трансформации, то потерпели
бы неудачу в бизнесе, а с ними потерпел бы неудачу и НЭП. Правительству
приходилось наблюдать за культурными изменениями и руководить ими, с тем,
чтобы сделать культуру малайцев совместимой с нуждами управления бизнесом на
всех уровнях.

Правительству удалось изменить культуру людей, и это стало фактором
успешного осуществления НЭПа. Каким образом нам удалось этого добиться?
Попросту говоря, личным примером. Малайцам, особенно членам правительства и
руководителям соответствующих правительственных учреждений, пришлось учиться
и на практике показывать пример нового отношения к делу, пришлось учиться
дисциплине и трудолюбию. Лейтмотивом работы правительства стало воспитание
силой примера, а чтобы пример действовал эффективно, руководители должны
были измениться сами, и, в первую очередь, показывать остальным пример
нового отношения к делу в своей работе. Они должны были способствовать
распространению новой деловой культуры.

С целью выработки у людей новых ценностей и представлений, присущих
деловой культуре рыночной экономики, проводились семинары, курсы и
образовательные программы. Некоторые малайцы, обладавшие значительным
потенциалом для работы в сфере бизнеса, проходили программу переподготовки в
специальных трудовых лагерях (work camps), в которых объяснялись и
распространялись основные ценности новой системы, смысл НЭПа и факторы,
необходимые для успешной реализации этой политики. На пропаганду и
воспитание новой системы ценностей и создание новой культуры малайцев были
затрачены миллионы ринггитов.

Возможно, было бы разумнее расширять участие малайцев в сфере бизнеса
постепенно, но поскольку НЭП был рассчитан только на 20 лет, постольку
культурную трансформацию следовало проводить быстро. Поэтому правительство
поощряло некоторых малайцев усваивать новую деловую и трудовую этику в
ускоренном порядке. Увы, это было не лучшим способом привить новые ценности,
-некоторые малайцы слишком быстро поднялись на уровень, который не
соответствовал их способностям. Эти люди потерпели неудачу, но весьма многие
добились успеха. Сегодня малайцам принадлежат, ими же эффективно управляются
крупные компании; предприниматели и руководители-малайцы разбираются в
коммерции и управлении бизнесом не хуже, чем кто бы то ни было. Эти люди
явно усвоили ценности новой культуры.

Процесс культурных изменений создает свой собственный импульс, главное
- это запустить этот процесс и добиться хороших результатов с самого начала.
Люди, которые инициируют культурную трансформацию, обязаны не только
разбираться в проблеме и понимать, в каких сферах необходимо добиться
перемен, - им также следует определиться с тем, что должна представлять из
себя новая культура и каковы должны быть ее ценности.

Смена культуры - проблема сложная, запутанная и обширная. Ее невозможно
решить, приведя в действие некий единственный фактор, который позволил бы
чудесным образом добиться требуемых изменений. Необходим целый диапазон
перемен в сфере культуры, суммой которых, практически, является создание
нового народа. Разумеется, именно культура, а не этническая принадлежность
или национальность, является тем признаком, по которому один народ
отличается от другого. Изменить культуру - значит, изменить те
характеристики, которые отличали народ в прошлом, заменить их новым набором
отличительных качеств, которые составят основу новой культуры, и,
следовательно, нового народа.

Фактически, процесс культурных изменений никогда не прекращается. Хотя
мы являемся потомками людей, живших в прошлом, в культурном отношении мы
отличаемся от них, зачастую разительно. Англичане, жившие в консервативную,
если и несколько лицемерную викторианскую эпоху, очень отличаются от своих
сегодняшних потомков. (Прим.пер.: королева Великобритании Виктория правила с
1837 по 1901 год) Тем не менее, они все еще остаются англичанами. То же
самое можно сказать практически обо всех народах, живущих в мире, к какой бы
расе или нации они не принадлежали. Текущие культурные изменения могут быть
незначительными, или радикальными, но перемены происходят постоянно,
независимо от того осуществляются ли они сознательно или нет.

Та культурная трансформация, через которую прошли малайцы и другие
коренные жители, сделала их весьма отличными от их предков, тем не менее,
они все еще остаются малайцами, ибанами, кадазанами и т. д. Многие
отличительные черты различных групп малайцев остаются: они все еще говорят
на тех же языках, даже если в них появились новые слова, сохраняют
традиционные навыки и искусство, хотя и в более современной форме. Но в том,
что касается их деловой культуры, они практически полностью изменились,
стали совершенно другими людьми.

Одним из наиболее важных аспектов новой культуры малайцев является
приобретенная ими уверенность в себе. Малайцы и другие коренные жители были
не слишком высокого мнения о своих способностях. Колониальное владычество
англичан, наплыв преуспевающих, агрессивных эмигрантов, сформировали у
малайцев убеждение, что они никогда не смогут преуспевать, подобно другим
народам. Малайцы верили, что они были не столь способны, как представители
других народов, считали, что они нуждаются в посторонней помощи, думали, что
так будет всегда. Они чувствовали, что кто-то должен взять их за руку и
вести за собой.

Подобное отсутствие уверенности в себе было несовместимо не только с
преуспеванием в сфере бизнеса, но и со сколь-нибудь серьезными переменами в
сфере культуры. Только уверенные в себе люди стремятся попробовать новые
подходы и идеи, и, что, пожалуй, важнее всего, делают это с верой в успех.
Культурные изменения заключаются не просто в том, чтобы приучить людей
стремиться к новому, но и в том, чтобы попробовать такие новые идеи и
подходы, которые могут привести к необратимым изменениям в их жизненном
укладе. А там, где речь идет о необратимых изменениях, от людей требуется
непоколебимая уверенность в собственных силах.

Необходимо было привить малайцам философию, которая убеждала бы их в
том, что им все по плечу. Необходимо было, чтобы малайцы поверили, что они
способны делать все то, что умеют делать другие люди, причем не хуже других.
Необходимо было создать образ преуспевающего малайца, основанный на реальных
примерах, ибо ничто не убеждало бы людей так наглядно, как пример других
малайцев, добившихся успеха в жизни. Успех этих ролевых моделей мог казаться
исключением из правил, уделом немногих привилегированных индивидуумов, тем
не менее, это было исключительно важно для прогресса всех малайцев. Эти
примеры помогли убедить малайцев, что культурные изменения были возможны, а
потому был возможен и успех НЭПа.

НЭП в той же мере являлся стратегией реформ, как и попыткой устранить
существовавшую в Малайзии несправедливость в экономических отношениях между
расами. Успех этой политики не должен был ограничиваться прекращением
существовавшей дискриминации, неравенства и несправедливости в
социально-экономической сфере, - результаты НЭПа следовало закрепить,
проведя трансформацию самой культуры малайцев.

Подобная революция, очевидно, требовала немало времени, а НЭП был
рассчитан только на 20 лет. Поэтому следовало хотя бы начать культурную
трансформацию в течение этого периода, изменить культуру крестьян, мелких
торговцев, поденщиков путем целенаправленного воспитания культуры
современного коммерческого и индустриального общества. Центральную роль
здесь играло изменение отношения к деньгам, которые должны были
рассматриваться не просто как средство обращения, а как капитал для
инвестирования и инструмент создания богатства путем совершения сложных
коммерческих и торговых сделок.

Культурные изменения не обязательно являются переменами к лучшему, они
могут быть и переменами к худшему. Перемены к лучшему также могут
сопровождаться негативными последствиями. Например, культура, отвечающая
запросам крупного бизнеса, может быть присуща и преступным организациям.
Такая культура может включать крайние проявления материализма, жадности,
уживаться с крупномасштабным мошенничеством.

Действительно, культурные изменения, необходимые для успешного
осуществления НЭПа, сопровождались некоторыми случаями преступлений и
злоупотреблений. Несомненно, наблюдался рост числа хищений, взяточничества,
обмана, проявлений жадности, общее усиление роли денег в политике. И тем не
менее, это не должно ни ослаблять нашу решимость, ни вести к попыткам
возврата в прошлое, - к культуре, характерной для неимущих. В том, чтобы
быть бедным, нет никакой добродетели; как нет никаких гарантий того, что
бедность не будет сопровождаться преступлениями и правонарушениями. Эти
преступления будут мелкими, но по сравнению с размерами имущества бедняков,
масштабы их окажутся такими же. Бедность среди малайцев, наряду с
богатством, сосредоточенным в руках немалайцев, привели бы Малайзию к еще
худшим последствиям, чем преступления и коррупция. Оправдывать пороки,
сопровождающие изменения в сфере культуры, нельзя, - мы обязаны
предотвращать их проявления. Тем не менее, нельзя допустить того, чтобы они
отвлекали нас от работы над продолжением процесса культурной трансформации с
целью обеспечения успеха НЭПа в долгосрочной перспективе.

Решение проблемы заключается в устранении нежелательных побочных
проявлений культуры, способствующей приобретению богатства, приобретению
необходимых для этого управленческих навыков. Возможно, этого не удастся
добиться в полной мере, но ни в один исторический период ни одна культура,
даже вдохновляемая религией, не смогла полностью покончить со злом и
уголовными преступлениями. Важно, чтобы общество делало все возможное, чтобы
всерьез бороться с этими нежелательными побочными эффектами. Точно так же,
как преднамеренно и целенаправленно воспитывалась и насаждалась среди
малайцев новая культура, должна тщательно планироваться и осуществляться
ликвидация преступных проявлений. Этого, опять-таки, можно добиться,
используя законы и личный пример. Одновременно, следует строго и
последовательно применять наказания, что должно служить средством,
удерживающим от совершения преступлений.

Полная версия книги



Блог создан для освещения беззакония творящегося с людьми в России