Прямая речь

Евгений Черноусов, адвокат, кандидат юридических наук, полковник милиции в отставке

Адвокат Черноусов: «Представители модельного бизнеса  не причастны  к исчезновению и убийству   моделей из  Екатеринбурга  и Владивостока».     

Вопрос: С вашим участием в 2015 году  отменены  два приговора   по    чрезмерно  резонансным  уголовным делам по  фактам  убийства   моделей  в  Екатеринбурге и Владивостоке, связаны ли эти убийства с модельным бизнесом? 

Ответ:  Действительно модели не редко становятся  жертвами насильников и всякого рода извращенцев и маньяков.  Воротилы модельных агентств используют их в своих корыстных целях,  заставляют   сожительствовать с состоятельными мужчинами. В данном случае  уголовных дела возбуждались  по фактам  внезапного   исчезновения   молодых женщин, имевшим непосредственное  отношение  к  модельному  бизнесу.   В  целях проверки версии о возможной причастности к   исчезновению и убийству моделей  допрашивались руководители модельных агентств и лица, связанные с проведением конкурсов красоты. Проведенными следственными и оперативно-розыскными действиями установлено, что  представители модельного бизнеса  не причастны   к исчезновению и убийству    моделей из  Екатеринбурга  и Владивостока.

Относительного  убийства      екатеринбургской модели Юлии  Прокопьевой  установлено, что она    пропала  в августе 2013 года после вечеринки  по месту жительства в Екатеринбурге, где  проживала с супругом,  известным   фотографом  Дмитрием Лошагиным.   Через два дня после исчезновения   обгоревший труп Юлии  нашли  в лесополосе в 15 км. от Екатеринбурга.  Вскоре был задержан в качестве подозреваемого в убийстве Юлии Прокопьевой,  ее  муж -  Дмитрий Лошагин, который отрицал свою  причастность к смерти  жены.  Лошагину  было предъявлено обвинение в том, что  он в ссоре с женой   несколько раз ударил Юлию ногами, затем схватил руками за ее голову и,резким движением, сломал ей шейные позвонки, что  явилось причиной  смерти Юлии Прокопьевой. По версии следствия, чтобы скрыть преступление, Лошагин упаковал  тело жены в пластиковый ящик,  который погрузил в машину и, проехав 15 км. от Екатеринбурга, оставил тело без одежды  в лесном  массиве  недалеко от дороги. На следующий день вновь приехал на своей автомашине на место происшествия,  облил  труп  бензином, поджег и уехал.

Предварительное расследование и судебное разбирательство  по  убийствуПрокопьевой  продолжалось  два года. В конце декабря  2014 года  Октябрьский районный суд г. Екатеринбурга неожиданно для потерпевших и государственного обвинителя  вынес Лошагину оправдательный приговор  в связи отсутствием  доказательств  причастности к убийствужены.  В   феврале  2015 года с моим участием в качестве адвоката, представлявшего интересы  потерпевшей стороны в апелляционной инстанции Свердловского областного суда,   был отменен оправдательный приговор в отношении фотографа,  а уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение.    В  июне  2015 года после повторного судебного разбирательства Октябрьский районный суд г. Екатеринбурга  признал  Лошагина виновным в умышленном убийстве  супруги  и приговорил  к 10 годам лишения свободы.  Между тем очевидцев совершения убийства  и других неоспоримых доказательств, подтверждающих виновность фотографа в убийстве жены,  по делу не собрано. В этой связи  нет уверенности в том, что приговор в отношении Лошагина  не будет отменен  в   порядке надзора Верховном Суде.  

По второму уголовному делу  произошла следующая  история. В  ноябре   2011 года   пропала    жительница г. Владивостока, занимавшаяся модельным бизнесом Галина Колядзинская,  проживавшая  в течение года  на съемной квартире с сожителем  художником  Виктором Коэн. После проведенной проверки сотрудниками уголовного розыска руководством районного отдела внутренних дел было принято решение об отказе  в возбуждении уголовного дела за отсутствием события преступления. Было заведено  розыскное дело, по которому  проводилась оперативная работа по установлению места нахождения  безвестно пропавшей Колядзинской.   Спустя три с половиной года   «нежданно – негаданно»  СО   СК России г. Владивостока по Приморскому краю       возбудил  уголовное  дело по  ч. 1 ст. 105 УК РФ (убийство) в отношении сожителя пропавшей модели Виктора Коэн.  Свою вину в совершении убийства сожительницы он   не признал.  К тому же не был обнаружен труп модели  или   останки тела. В связи,  с чем   не представилось возможным провести   судебно-медицинскую  экспертизу, поэтому  по делу остались невыясненными причина   и время наступления  смерти модели. Несмотря на указанные обстоятельства   в августе 2015 года Ленинским  районным судом г.  Владивостока в отношении Виктора Коэн  был вынесен обвинительный  приговор по ч. 1 ст. 105 УК РФ за умышленное убийство и сожжение трупа Галины Колядзинской и  назначено наказание в виде девяти лет  и десяти месяцев лишения свободы. Дело в том, что меня попросили оказать юридическую помощь в апелляционной судебной инстанции Приморского краевого суда  редакторы телепередачи Первого телеканала  «Мужское и женское», где я принимал  участие в качестве эксперта на съемках истории исчезновения Галины Колядзинской. В декабре   в качестве  адвоката  осужденного Виктора Коэн, затем принял участие  в судебном разбирательстве дела в апелляционной  стадии   Приморского  краевого  суда. Мне и  местному адвокату,  удалось  убедить   судей  апелляционной инстанции     отменить  как незаконный и необоснованный обвинительный приговор, вынесенный в отношении Виктора Коэн, с направлением уголовного дела на новое судебное разбирательство. Принято решение  24  декабря со стадии предварительного слушания начать новый судебный процесс по делу в Ленинском районном суде г. Владивостока в отношении обвиняемого Виктора Коэн. 

Вопрос: Судьи  особенно тщательно  взвешивают  по делам об убийствах собранные следствием доказательства на предмет их относимости и допустимости,    были ли трудности по отмене приговоров в Екатеринбурге и Владивостоке?

Ответ: Отменить  обвинительный или оправдательный приговор по резонансному делу, связанному с убийством,  удается крайне редко.  Такие  дела, образно говоря,  шлифуются судьями, чтобы приговор «устоял»  в вышестоящих судебных инстанциях.   Залогом  адвокатского успеха является  кропотливая и въедливая до  мелочей   работа.   По каждому новому  уголовному делу  приходиться моделировать и прокручивать в голове массу  вариантов развития трагических событий, приведших подзащитного на скамью подсудимых. Главное настроиться на одну волну с доверителем, поскольку только после  этого адвокат начинает реально ощущать и понимать проблемы, волнующие  подзащитного. Тем самым достигается  главное условие для успешной защиты –   становятся общими для доверителя  и его защитника проблемы, связанные с уголовным делом.   Адвокат, чтобы не ошибиться в избранной им позиции по защите своего клиента,  обязан знать такие прописные  истины юриспруденции, как: «Из ничего ничто не происходит»,  «Всему своя причина», «Нет мотива,   нет преступления», «Нет конфликта, нет и драмы», «Нехватка денег -  корень любого зла».

При подготовке апелляционных жалоб  и непосредственно  в судебных процессах всегда  опираюсь    на   федеральные законы, сложившуюся   следственно-судебную практику,  свой тридцатилетний практический    опыт   работы в следственных и оперативных подразделениях МВД СССР и России и приобретенные  в последние семнадцать лет навыки работы адвокатом. Все это каждый раз примеряю к новому  уголовному делу и нахожу, в большинстве случаев,  сходство  с криминальными ситуациями, по которым уже  приняты судебные решения.

Безусловно,  помогло отменить приговоры  повышенный интерес к уголовным делам общественности  и систематическое освещение   предварительного  расследования и судебного разбирательства   указанных трагических житейских историй на телевизионных каналах  и  другими  средствами   массовой информации.   Достаточно сказать, что в зале Свердловского областного суда в феврале  2015 года на апелляционное судебное рассмотрение уголовного дела в отношении оправданного судом  Лошагина  собралось около восьмидесяти   представителей средств массовой информации.

Вопрос: Что-либо объединяет указанные уголовные дела?

            Ответ: Названные   уголовные  дела  роднит   внезапное   исчезновение  молодых, красивых женщин, работавших в модельных агентствах. Они   имели  знакомства в гламурной среде и  вели свободный   образжизни.  Указанные специфичные обстоятельства значительно осложнили раскрытие убийств и расследование уголовных дел, поскольку пришлось проверять на причастность к убийствам упомянутых моделей значительный круг лиц из числа их окружения и выдвигать множество версий.

            Для этих уголовных  дел являются также сходными общие недостатки в раскрытии преступлений и расследовании уголовных дел. Следователями и оперативниками в Екатеринбурге и Владивостоке   были допущены  одни те же ошибки  на первоначальном  этапе установления лиц, совершивших преступления. Это объясняется их низким профессиональным уровнем по  раскрытию особо тяжких преступлений, связанных с убийством, расчленением и сожжением тел жертв.  Правоохранители  Екатеринбурга и Владивостока проигнорировали  основные положения   совместной  Инструкции   Генеральной прокуратуры, МВД и СК России «О порядке рассмотрения заявлений граждан и других сообщений о безвестном исчезновении граждан» от 27.02.2010 года.  Так, после регистрации заявлений об безвестно  пропавших женщинах, не был организован своевременный выезд следственно-оперативных групп в Екатеринбурге и Владивостоке  на место последнего проживания  пропавших.  Согласно Инструкции о признаках умышленного убийства в Екатеринбурге,  в отношении Юлии Прокопьевой, свидетельствовал факт обнаружения   в квартире  и подсобных помещениях  по месту жительства пропавшей,  оформленные на  Прокопьеву  водительское удостоверение, заграничный и российский паспорта, что подтверждало версию следствия о причастности к убийству ее мужа Лошагина.   Однако эти вещественные доказательства в подлинниках  не были приобщены к материалам уголовного дела. В результате суд был лишен возможности сослаться в приговоре на указанные вещественные доказательства, подтверждающие тот факт,  что Прокопьева не выходила из квартиры, не могла без паспортов куда-либо уехать или улететь и никогда не решилась бы  без водительского удостоверения управлять автомашиной.    

Существенным  нарушением Инструкции явилось то, что только спустя  три года с момента исчезновения Галины Колядзинской    было возбуждено  уголовное  дело по  ч. 1 ст. 105 УК РФ по факту  ее убийства.  В результате сразу после пропажи модели  не проводились неотложные следственные действия по проверке наиболее вероятных   версий  ее внезапного  исчезновения, в том числе о возможном  убийстве     с целью завладения   находившихся у нее    300 000 рублей. За три года после исчезновения модели так и не были проведены такие оперативно-розыскные мероприятия, как прослушивание телефонных переговоров сожителя пропавшей Виктора Коэна, не осуществлялось за ним  наружное наблюдение  с целью установления его связей, которые возможно могли быть  причастны к исчезновению Галины Колядзинской.  Названные существенные ошибки и упущения оперативных сотрудников и следователей  не позволили собрать необходимую совокупность доказательств, подтвердивших бы причастность к убийству модели  реального убийцы. По указанной причине и ввиду многочисленных нарушений закона  в апелляции был отменен обвинительный приговор в отношении Виктора Коэн.

 

Адвокат, лауреат национальной премии федеральной Палаты адвокатов России в номинации «Деловая репутация», кандидат юридических наук, Евгений Черноусов

 

 

 

 

 






Блог создан для освещения беззакония творящегося с людьми в России